Архив меток » место силы «

Канал АФРОДИТА

ЖЕНСКИЕ ПРАКТИКИ

КРАСОТЫ И ОМОЛОЖЕНИЯ

канал Афродита - молодость и красота

Академия магического искусства Всеволода и Жанны Нагорных,

ПРИГЛАШАЕТ ВАС НА ЖЕНСКИЕ ДУХОВНЫЕ ПРАКТИКИ!

Не имеющая аналогов, эксклюзивная программа омоложения и оздоровления!

Ваша женственность и  красота  засияют с новой СИЛОЙ!

Улучшится тонус и настроение, состояние кожи, волос и так далее…

*Вы обретете канал «Афродита» от первоисточника (с места рождения богини на Кипре), получите Силу молодости, красоты и любви + предмет силы .

* Узнаете секреты омоложения и оздоровления и научитесь их применять в своей повседневной жизни.

* Сделаете  сакральный ритуал омоложения и оздоровления, получите ключ к молодости и красоте души и тела!

Внимание! Стоимость  посвящения + духовная практика 4.500 руб.

Для тех, кто был с группой на Кипре и получал посвящение на месте СИЛЫ — 2.500 руб. (Только за обряд и практику)

Для подготовки к этой практике МЫ (В. и Ж. Нагорные) и группа наших последователей, учеников побывали на Кипре и получали посвящение и инициацию прямо на месте Силы, там где Афродита вышла из пены морской. Мы рады поделится с Вами новой энергией и информацией, посвятить вас  в секреты богов и подарить незабываемые ощущения прикосновения к первоисточнику ЛЮБВИ, КРАСОТЫ И МОЛОДОСТИ!

Ждем Вас 16-го марта, в этот четверг, в 19.00  в Академии.

Запись по телефону: +7-495-507-58-26.

Принести любимые украшения, которые часто носите (из натур. материалов)

Карнакские камни. Франция

КАРНАКСКИЕ КАМНИ

карнакские камни

Франция. Ежегодные семинары под городом Карнак, что в 430 км. западнее Парижа. Магическое и священное.

Во французской Бретани, которая в далёком прошлом называлась Арморика, соседствуют священное и магическое.

Ежегодно в период летнего солнцестояния среди дольменов (каменные столы) и менгиров (предположительно – надгробия) под городом Карнак, что в 430 км. западнее Парижа, проводятся семинары, участники которых зачастую открывают в себе магические способности: обострённое восприятие скрытых энергий, более интенсивную связь с природой, ясновидение.

Замечено, что люди, находившиеся в состоянии подавленности и депрессии, часто покидают древние культовые сооружения в добром здравии и хорошем настроении. Поэтому мистики не сомневаются, что в этом месте действует космическая энергия, приближающая отдельного человека к его истокам.

карнакские камни. франция

Интересный факт: в последнее столетие дольмены часто использовались, как курятники или загоны для скота.

Ангелотерапия. Простой способ получить помощь.

Вас привлекает непознанное?

Вы знаете, что Ангелы существуют?

Знаете, что они могут помогать людям?

Хотите наладить с ними контакт?

Отлично! Вы попали туда, куда надо!

Ангелотерапия — интересный Курс контактов с Ангелами!

Быстро. Доступно. Легко.

Уже сегодня Ангелы начнут помогать Вам!

Курс Ангелотерапии

Курс Ангелотерапии через Интернет


Илен-Донен

Придание о замке Илен-Долен

И на Шотландском нагорье, и на Гебридских островах издревле соблюдают такой обычай: когда ребенка отнимут от груди и впервые дадут ему пить из сосуда, этим сосудом должен быть череп ворона.  Тогда ребенок, по поверью, будет обладать сверхъестественными дарами, — ведь ворон слывет самой мудрой из птиц.

Давным-давно жил-был в Кинтейле вождь одного клана. И вот ему захотелось узнать, есть ли хоть доля правды в этом поверье. Когда его маленького сына Шемаса отняли от груди и впервые собирались напоить коровьим молоком, отец велел налить молоко в легкий и хрупкий череп во­рона.

Однако еще долго казалось, что у мальчика нет никаких особенных дарований.   Он играл и лепетал, как и все дру­гие дети, и так же, как они, был то своенравным, то по­слушным.

Илен-долен

Но как-то раз отец увидел Шемаса под яблоней. Маль­чик сидел, глядя вверх, на ее ветви, и что-то бормотал, но бормотанье его не походило на человеческую речь. Вождь подошел поближе, и тут раздался шум и трепыханье кры­льев — целая стая птичек улетела в испуге.

—  Эх, отец, зачем ты их распугал! —сказал Шемас — Ведь птички рассказывали мне про теплые края, куда они улетают, когда мы тут зимой дрожим от холода.   Рассказы­вали они и про безбрежное синее море, что целый день ле­жит под солнцем, спокойное, тихое, не бросает на берег се­рые волны, как наше море.

—  Но как они могли тебе рассказать про это, сын мой? — удивился вождь. — Ведь птицы не говорят по-на­шему.

—  А я понимаю их и могу говорить с ними, — сказал Шемае, — их язык я знаю, как свой родной.

Так вождь убедился, что сын его одарен знанием пти­чьего языка. Справедливо было древнее поверье о черепе ворона!

Проходили годы, а Шемас не терял своего дара. Выез­жая на охоту, он беседовал с соколом, что сидел у него на руке; гуляя по берегу моря, он слушал рассказы морских птиц о кораблях, плывущих по океану, а малые пташки, что подлетали к его отчему дому, сообщали ему обовсем, что видели в окрестностях. Шемас отличался от других не толь­ко своим даром — он рос юношей умным п храбрым, и весь клан считал, что со временем он станет достойным преем­ником своего отца.

Но в один черный день случилось так, что гнев старого вождя обратился на Шемаса и заставил юношу в скорби по­кинуть родину.

В тот вечер он прислуживал отцу за столом. И вот ста­рик вдруг показал рукой на закопченные стропила. На этих стропилах бесчисленные птицы с незапамятных времен вили гнезда.

—Скажи, сын мой, о чем сегодня щебечут скворцы? — спросил Шемаса вождь. — В жизни не слыхивал, чтобы они так шумели.

Шемас  опустил глаза и ответил:

—Я бы тебе сказал, отец, да боюсь, что ты рассер­дишься.

Не мудрено, что старика обуяло любопытство, и Шемасу волей-неволей пришлось сказать ему правду:

— Скворцы говорят, что когда-нибудь мы с тобой поме­няемся местами: ты, отец, будешь мне  прислуживать за сто­лом в этой самой палате.

Услышал вождь ответ Шемаса и разгневался. Подумал, что сын хочет восстать против него и получить наследство раньше времени.

—Изменник! — крикнул старик и швырнул об пол свой кубок. — Так, значит, ты предашь родного отца? Уходи из моего дома! Простись со своими родичами и больше не по­казывайся мне на глаза!

Как ни убеждал Шемас  отца в своей сыновней любви и верности, а пришлось ему проститься с родными и покинуть отчий дом. Он ушел из Кинтейла, как нищий, в чем был, а когда добрался до берега моря, подумал:

«Весь мир лежит передо мной за океаном. Сяду на ка­кой-нибудь корабль и поплыву по синему морю к тем сол­нечным странам, про какие рассказывали мне птицы».

Случилось так, что как раз в тот день один корабль ухо­дил в заморские страны, и Шемасу удалось на него на­няться. И вот корабль поплыл по морю, то спокойному, то бурному, и наконец причалил к берегам Франции. Здесь  Шемае решил высадиться и дальше идти пешком. В путь он тронулся легким шагом, готовый к любым приклю­чениям.

Немного погодя он подошел к огромному парку, где в зеленой траве росли лилии. Вдали высились золоченые ба­шенки, и Шемас догадался, что там королевский дворец. Он подошел к огромным воротам и услышал стук топоров и визг пил. Оказалось, что толпа дровосеков рубит тополевую рощу перед дворцом. Но это еще не все: к своему великому удивлению, Шемас  увидел, что все небо вокруг дворца ки­шит птицами — маленькими бурыми воробьями. Они крича­ли без умолку да так пронзительно, что ему пришлось даже уши себе заткнуть.

Тут к нему подошел слуга и сказал:

— Затыкай, затыкай себе уши, странник! Все равно бу­дешь слышать этот нестерпимый гомон. Нам покоя нет от птичьего щебета и чириканья, и не только здесь, в парке, но и в самом дворце. Прямо рехнуться впору! Король не знает, что делать, как избавиться от этой напасти.

И тут Шемас  подумал: «А ведь я, пожалуй, смогу по­мочь королю в беде!» И он попросил слугу провести его к королю.

Слуга повел Шемаса но длинным галереям, где тучи во­робьев бились крылышками о стены; повел по террасам, где придворные дамы не могли расслышать друг друга из-за неумолчного птичьего гомона; повел через палату с колоннами, где воробьи, рассевшись по всем карнизами выступам, заглушали речи важных королевских совет­ников.

Наконец слуга привел Шемаса в небольшую комнату, где король сидел один. Окна здесь были закрыты наглухо, за дверью на страже стоял часовой. Но несмотря на эти предосторожности, один прыткий воробей ухитрился-таки влететь в комнату утром, когда королева пришла поздоро­ваться со своим супругом. Воробей сидел па подлокотнике кресла, а король смотрел на него в глубоком отчаянии, опер­шись подбородком на руку.

—  Позвольте вам доложить, сэр, — начал Шемас, — что я, пожалуй, смогу избавить вас от этой пернатой беды, что свалилась на ваш дворец.

Лицо у короля посветлело, и луч надежды блеснул в его глазах.

—  Если ты говоришь правду, — молвил он, — получишь большую награду и заслужишь мою вечную благодар­ность. Но почему ты думаешь, что сумеешь помочь моей беде?

Тогда Шемас  поведал королю о своем даре — сказал, что умеет говорить с птицами на их языке.

—  Если птицы на вас так ополчились,сэр, — молвил он, — и подняли такой шум, значит, этому есть какая-то причина.

Тут он повернулся к птичке, что сидела на кресле ко­роля, и заговорил с нею на ее языке. Это было то же дико­винное бормотанье, какое услышал старый вождь, когда увидел сына под яблоней. Но вот Шемае умолк, а воробей перелетел на его протянутую руку и возбужденно защебе­тал в ответ. Король, конечно, ничего не мог разобрать в его щебете, а Шемас, тот, видимо, прекрасно все понял. Он повернулся к королю и сказал:

—        Так вот, сэр, загадка эта совсем простая. Вы рассер­дили воробьев, когда приказали срубить тополя перед дворцом. Ведь птички гнездились на их ветвях, а теперь боятся остаться бездомными. Но если вы прикажете дровосекам прекратить рубку, птички обещают больше вас не беспо­коить.

Тут король встал, распахнул дверь и отдал какой-то при­каз часовому. И тотчас же шесть герольдов затрубили в шесть серебряных труб и объявили, что отныне ни одно де­рево, ни один куст, ни одна ветка, ни один сучок в двор­цовом парке не будут срублены. А еще король поклялся своей густой бородой и всеми французскими святыми, что, если птицы перестанут его тревожить, Шемас получит боль­шую награду.

И вот как только все топоры перестали стучать, из длин­ных галерей, с террас, где сидели придворные дамы, из па­латы с колоннами, где совещались королевские советники, из каждого угла и закоулка во дворце начали вылетать стаи воробьев. Пролетев над золочеными башенками, они устрем­лялись к тополям, чтобы снова вить на них свои гнезда. С того часа и до последних дней французского короля его уже не тревожил ни один воробей.

И король, верный своему слову, щедро вознаградил Ше­маса за услугу — подарил ему длинную галеру, полностью снаряженную и с командой, и, кроме того, дал много золота.

На этом добром новом корабле Шемае опять поплыл по морю в поисках приключений. Он побывал в странах, где живут темнокожие люди и там, где золото лежит прямо на земле, словно камни на горах, но никто на него не обра­щает внимания. Плавал Шемас и между прекрасными остро­вами, на которые еще не ступала нога человека. И куда бы он ни приехал, всюду он приобретал и богатство и знания. Но во всех этих дальних странах Шемас  часто вспоминал родные горы и горные озера и поросшие вереском склоны Кинтейла. Он странствовал десять лет и больше уже не мог противиться своему великому желанию вернуться домой и вновь увидеть родных.

И вот наконец его роскошная галера с золоченым носом пробралась сквозь туман меж Гебридскими островамии бросила якорь в узком проливе между островом Тотегом и одним скалистым островком.

Родичи Шемаса и члены его клана, завидев большой ко­рабль, стали дивиться его  великолепию и спрашивать друг друга: кто жеэтот богатый иноземец, что прибыл в их стра­ну? Новость передали старику вождю, что когда-то выгнал из дому родного сына, и он пошел на берег,чтобы привет­ствовать незнакомого мореплавателя.  И оказать ему госте­приимство. Но он не узнал в этом красивом чужестранце родного сына и обошелся с ним как с важным заморским гостем. АШемас  решил открыться не сразу, но во время пира, который задали в его честь.

По обычаю тех времен, хозяин дома должен был сам прислуживать за столом почетному гостю. Шемаса посадили за главный стол, и старый вождь принес ему вина. Старик стал перед ним на одно колено и протянул ему кубок с ви­ном, и тут Шемас воскликнул:

—  Отец мой, неужто ты меня забыл? Ведь я твойрод­ной сын!  Ты в гневе выгнал меня из дому, когда услышал пророчество птиц. Теперь их предсказание исполнилось: ты прислуживаешь мне за своим собственным столом.  Отец, прими меня, как своего сына! Я снова клянусь, что у меня и в мыслях не было изменять тебе. Ничего дурного я про­тив тебя не замышлял.

Тут старик вскочил с радостным криком и бросился об­нимать сына. При всех собравшихся в палате он назначил Шемаса своим преемником и наследником, и все в клане возликовали.

Когда же Шемас  рассказал о своих путешествиях, слава о нем разлетелась повсюду и дошла до самого шотландского короля. В те времена на жителей западного побережья Шот­ландии часто нападали скандинавы, и король искал верного человека; чтобы поручить ему охрану подступов к Кинтейлу. Он призвал Шемаса ко двору и, убедившись, что он одарен великой мудростью, приказал ему построить замок на ска­листом островке Илен-Донен напротив острова Тотега.   Этот замок стал сторожевой крепостью и твердыней, ограждав­шей Шотландию от скандинавских захватчиков.

Восстановить и защитить свою ауру быстро и бесплатно.

Чувствуете слабость?

Нехватку жизненных сил?

Или просто все идет не так как надо?

Надоело ждать белой полосы в жизни?

Отлично! Вы попали туда, куда надо!

Надежная сакральная Методика восстановления сил и Удачи!

Быстро. Доступно. Самостоятельно и без затрат.

Сегодня вы получите то, о чем мечтали!

Методика «Экстренная помощь»

Методика «Энергетические жернова»

Аваллон

Аваллон —  чудесный остров, куда по легенде увозят умирающего короля Артура и где тот ожидает часа своего возвращения.
Как классический элемент легенды о короле Артуре, Аваллон впервые появляется в «Деяниях королей Британии» Гальфрида Монмутского.

Из описания Гальфрида следует, что речь идет скорее о потустороннем острове кельтской мифологии, чем о реальном географическом названии. В латинском написании Гальфрида Аваллон — Insula Avallonis — упоминается в — хронике дважды: во-первых, как место, где был выкован меч Артура, а во-вторых, как место, куда король был увезен для исцеления от ран, полученных в последней его земной битве.

аваллон

Впрочем, то, какое значение придает Гальфрид этому острову, становится ясно лишь из третьего его труда — обширной поэмы гекзаметром «Житие Мерлина». Здесь этот остров назван Insula Pomporam (Остров Яблок), который, как добавляет хронист, называют также «островом блаженных».

В «Пророчествах Мерлина», где впервые появляется рассказ о возвышении и гибели Артура, Гальфрид намекает на его кончину в Галлии. Когда  же дело доходит до создания «официальной» биографии короля (в «Деяниях королей Британии»), он отчасти верен валлийской традиции: Артур возвращается в Британию, чтобы получить смертельную рану в битве при Камлане.

Мерлин сопровождает раненого короля на благословенный «остров яблок» Аваллон, которым правит старшая из девяти сведущих в магии сестер — волшебница Моргана. Если король согласится остаться на острове, Моргана сможет исцелить его раны.

Аваллон Гальфрида — это край пышных нив и обильных виноградников, край, где нет нужды трудиться в поте лица и где люди до ста лет живут, не старясь. Но к этому античному мифупримешиваются и кельтские мотивы. К тому же упомянутые Гальфридом девять сестер весьма похожи на тех, что хранят волшебный котел в валлийской поэме «Добыча Аннуина». Более того, живший в I в. н.э. географ Помпоний упоминает о девяти жрицах-девственницах, обитавших на островке возле побережья Бретани. Эти жрицы славились своим умением исцелять больных, предсказывать будущее, управлять погодой и даже принимать облик животных. Подобные способности весьма схожи с теми, какие Гальфрид приписывает сведущей в магии волшебнице Моргане.

Существовала теория, рассматривавшая Аваллон как место, где обитают души умерших. Против нее свидетельствуют упоминаемые Басом и Лайамоном народные легенды и поверья, бытовавшие в Бретани, которые затем перекочевали в рыцарские романы. Согласно этим легендам, Артур вовсе не мертв, а, напротив, — жив, хотя зачарован и ожидает на Аваллоне часа своего возвращения.

С появлением рыцарских романов Аваллон стал все более удаляться от Британии и Бретани, а вместе с островом перемещалась и его владычица Моргана. Как это ни удивительно, остров «дрейфовал» на юг. Французские и итальянские романы помещали его в Средиземноморье и нередко даже идентифицировали с Аваллоном остров Сицилия.

В Англии же Аваллон как будто не удалился, а даже приблизился: монахи аббатства Гластонбери объявили, что их аббатство и есть загадочный остров. Дело в том, что Гластонбери первоначально было возведено на высоком холме, окруженном со всех сторон холмами более низкими — посреди почти непроходимых болот. Старинное словоупотребление допускало для слов «isle», «islaand» более широкое значение, включающее такие понятия, как «сильно выдающийся мыс», «возвышенность, окруженная болотами», «участок, отрезаемый от остальной суши во время приливов или половодья», и т.д.

Таким образом, Гластонбери вполне могло превратиться в остров.  Гластонбери с незапамятных времен называли «островом яблок», Аваллоном, поскольку яблоки росли здесь в изобилии.

Томас Мэлори, несмотря на то что его свод называется «Смерть Артура», уходит от непосредственного и однозначного описания смерти короля. С одной стороны, короля увозит в неизвестном направлении — очевидно, на Аваллон — барка; с другой стороны, на следующий день после этого Бедивер подъезжает к часовне, возле которой видит свежий надгробный камень, и бросается перед ним на колени, восклицая, что перед ним — могила Артура.

Несколькими абзацами ниже Мэлори приводит имена тех, кто был на борту увезшей короля барки. Ими оказываются чародейка и королева Моргана Ле Фей, королева Северного Уэльса, которая в ряде романов фигурирует как волшебница и приспешница Морганы, и некая королева Опустошенных земель, не названная по имени. Впрочем, этого описательного титула оказывается достаточно, чтобы, вернувшись к середине «Повести о Граале» (также у Мэлори), определить, кто она: это ушедшая в затворницы сестра короля Пелинора и тетка Персеваля. Помимо этих трех королев, упоминается также и Нимуэ, Дева Озера.  Иными словами, Мэлори не удалось до конца рационализировать легенду, полностью подавив фольклорные и мифологические мотивы.
Альфред Теннисон в «Королевских идиллиях» решительно утверждает, что Артур не похоронен в Гластонбери, а ожидает своего часа на Аваллоне.

Легенда об Артуре утверждала, что однажды он вернется, чтобы освободить валлийцев от ига английских государей. И вдохновленные этой легендой валлийцы немало портили английским королям кровь.

Генрих II из династии Плантагенетов решил, что было бы разумно отыскать могилу Артура и наглядно доказать валлийцам, что их герой умер, и тем самым раз и навсегда развеять надежды на его возвращение. Генриху сообщили, что Артур, возможно, захоронен в Гластонбери, и он перед самой смертью в 1189 году поручил аббату местного монастыря начать поиски могилы.

Результаты поисков превзошли все ожидания. Работы проводились без излишней огласки, пока на глубине 2 метров наконец-то не было обнаружено то, что монахи искали — каменная плита и свинцовый крест с надписью по латыни: «Hic jacet sepultus inclitus rex Arturius in insula Avalonia» («Здесь, на острове Авалон, покоится прославленный король Артур»). Еще глубже находилась дубовая колода, выдолбленная в форме гроба, а внутри два скелета — один большой, со следами тяжелого удара на черепе, а второй поменьше, с локоном светлых волос. Разумеется, трудно было не признать в них останки короля Артура и его жены Гиневры…

В 1287 году при подавлении восстания валлийцев король Эдуард I приказал извлечь кости Артура и выставить их на всеобщее обозрение как свидетельство безвозвратной кончины легендарного героя. После этого останки были захоронены в гробнице перед главным алтарем монастырской церкви. Там они и оставались вплоть до закрытия монастыря в 1539 году.

Уже в наше время, в 1934 году, на месте главного алтаря были обнаружены остатки второй пустой гробницы, и теперь там стоит мемориальная доска. Вторые раскопки под руководством Рали Рэдфорда в 1962 году обнаружили первоначальную могилу и подтвердили, что некогда там существовало углубление, однако никаких следов останков найдено не было. Расположено это место примерно в 15 метрах от южного входа в придел церкви Пресвятой Девы.

Свинцовый крест, обнаруженный монахами на могиле, также вызывает немало сомнений. Существует несколько различных вариантов надписи на кресте, который исчез более двухсот лет назад. Согласно первым описаниям, в надписи на кресте упоминался не только Артур, но и Гиневра. Одно время считалось, что крест был изготовлен монахами в 1190 году. Известно также, что он хранился в монастыре вплоть до его закрытия, а 200 лет назад им владел один из священнослужителей собора Уэллз. А затем он исчез с поля зрения историков.

Саморазвитие. Личностный рост, Карьера. Успех.

Хотите быть счастливой(м)?

Достичь большего?

Радоваться жизни, а не мучатся?

Нужны надежные эффективные Методики и Техники?

Отлично! Вы попали туда, куда надо!

В Вашем распоряжении все самое лучшее!

Быстро. Доступно. С максимальным эффектом.

Сегодня вы получите то, о чем давно мечтали

Практические методики невозможного

Узнаём, как мне помогает мое имя

Курс «Я — в плюсе!» — навсегда расстаньтесь с неудачами!

Зеленый остров

Зеленый остров.

зеленый

Куда же девались фейны, когда они завершили свои ратные подвиги и покинули землю? Одни говорят, будто Фин и все его воинство пали в великом бою и умерли, как подобает умирать смертным.  Ведь один холм в Пертшире  называют Сил-Фин, что значит «Могила Фина». А в Гле-нарки, в графстве Инвернесс  другой холм, с виду похожий на ладью, по слухам, насыпан над братской могилой всех его воинов.
Другие говорят, что Фин не умер, но все еще живет на некоем зеленом острове.  Остров этот где-то на дальнем западе, на самом краю света.  Он называется Илен-на-Хойг, — «Остров Вечной Юности».   Там растут волшебные яблоки и в животворных источниках течет всеисцеляющая вода.  Блажен тот, кому посчастливится попасть в тот кельтский рай, в эту Страну Света, Страну Исполненных Желаний.   Ибо как только человек ступит па ее берег, к нему возвращается юность. Он снова становится таким, каким был в двадцать лет, — тело его выпрямляется, седина исчезает, а морщины разглаживаются.
Есть предание, что один человек некогда ступил на этот волшебный берег.  Он жил на Джуре одном из Внутренних Гебридских островов, и звали его Энгас МакТрегор. У него была небольшая парусная лодка, и он перевозил грузы с острова па остров и с островов на побережье Шотландии.
Как-то раз он стоял на пристани в Гриноке, и тут к нему подошел человек громадного роста. Таких богатырей Энгас в жизни не видывал. Человек был натри головы выше обычных людей, и грудь его прикрывала ярко-рыжая борода. Он хлопнул Энгаса по плечу и сказал:
—  Говорят, у тебя есть лодка и ты перевозишь грузы на острова и на материк. Мне нужно доставить мясо на один остров западнее Айлея.  Можешь ты перевезти туда меня и мой груз?
Они сторговались, и великан перенес свой груз в лодку Энгаса. Лодочник только покачал головой, когда увидел огромные говяжьи и бараньи туши, что заполнили его суденышко.
«Пожалуй, этого хватит на прокорм целого войска горцев», — подумал он.
Когда все было готово, Энгас поднял паруса и поплыл в ту сторону, куда ему указал наниматель. Они вышли из устья реки Клайд, миновали Арран, обогнули мыс Кинтайр и вошли в пролив Айлей.  И тут на море пал густой туман.  Энгас правил рулем вслепую, стараясь держать курс на запад и повиноваться указаниям великана.  Два дня они не видели ни земли, ни неба, и Энгас в недоумении спраши¬вал себя, где же они находятся.
«Должно быть, мы уже миновали самые дальние из Внешних Гебридских островов», — думал он.
На третий день туман рассеялся, и Энгас понял, что лодка его приближается к берегу какого-то острова, которого он никогда не видел. Серое спокойное море омывало остров, и лодочнику он показался каким-то зеленым раем, сулящим отдых и покой.

зеленый
— Вот и кончается наш путь, — сказал его рослый спутник.
Но Энгас понимал, что они еще не очень скоро доберутся до берега, и потому сошел в каюту и прилег, чтобы немножко поспать. Разбудили его слабые толчки лодки о берег. Он поднялся на палубу и увидел, что лодка его покачивается на волнах.  Груза на ней уже нет, а великана и след поостыл.
Когда лодочник с ним договаривался, тот обещал заплатить за перевозку, когда они прибудут на место. А теперь Энгас понял, что наниматель хочет его обмануть, и решил отыскать его во что бы то ни стало.
Он вышел из лодки и пошел вброд к травянистому берегу.  И как только он ступил на остров, с него словно свалилось какое-то бремя. Все следы старости покинули его тело, и ему почудилось, будто он снова стал двадцатилетним юношей. Он диву давался, до чего ему было легко ходить; щупал себе лоб и чувствовал, что морщин как не бывало.
«Видать, попал я на Илен-на-Хойг — «Остров Вечной Юности», — догадался он.
И он догадался также, что великан, сидевший в его лодке, это — один из фейнов.
«В наши дни уже нет таких силачей, — думал Энгас. — И, значит, Остров Вечной Юности — это то же самое, что Остров Героев»,
Тем не менее Энгас твердо решил получить с фейна плату за перевозку.  И вот он отправился бродить по острову. Вскоре он подошел к дому, построенному из огромных камней. Входная дверь его была в двадцать футов высотой и двадцать шириной.
Энгас вошел в дом и очутился в обширном зале. Здесь в тяжелом кресле сидел Громадный старец с бородой до колен.  На лице его лежала мрачная печать тысячи битв, в которых он когда то сражался, а в глазах жила вечная скорбь о тех, что пали в бою, сражаясь рядом с ним. Это был сам Фин Мак Кул.  Он повернулся и заметил Энгаса.
— Чего тебе здесь надо? спросил он и поднял свою огромную руку. — Впрочем, сначала выпей, потом скажешь.
И он подал Энгасу огромный кубок, полный золотистого меда. Кубок был такой тяжелый, что Энгас лишь с великим трудом поднял его обеими руками и поднес к губам. А когда осушил его, сел и рассказал Фину про все, что с ним приключилось.
Тогда Фин спросил:
— Скажи мне, житель острова Джуры, если тот рослый человек, что тебе не заплатил, сейчас придет сюда, ты сможешь его узнать?
— Смогу, — ответил Энгас.
Фин громовым голосом кликнул клич, и в зал стали входить его герои. Руки и ноги у них были словно древесные стволы, и когда они шли, пол трясся под ними. Среди них Энгас увидел того человека, которого привез сюда из Гринока.  Узнать, его было нетрудно по ярко-рыжей бороде.
— Вот этот человек! —  сказал Энгас Фину.
Фин приказал великану уплатить Энгасу сполна, и тот уплатил, хоть и очень неохотно.  Затем Фин отпустил Энгаса, но когда тот вышел из дома, великан догнал его, схватил за плечо и вырвал у него правый глаз — Сделай я это раньше, ты бы меня не узнал!—сказал он.
Страдая от острой боли и обливаясь кровью, что лилась из глазницы, Энгас все же кое-как доплелся до берега. Великан шагал за ним следом. Когда же они добрались до того  места, где Энгас поставил на якорь свою лодку, великан приказал ему отрясти с ног прах острова — весь до последней пылинки.
Затем Энгас сел в свою лодку, поднял паруса и поплыл домой.  Он видел, как Зеленый остров мало-помалу исчезает в тумане, поднявшемся над водой. А когда остров совсем скрылся из виду, бремя прожитых лет снова легло на плечи Энгаса.
Итак, поездка на Остров Вечной Юности принесла ему только потерю правого глаза.

Как стать единственной и самой желанной

Наладить, улучшить или восстановить отношения?

Повысить свою сексуальность и самооценку?

Стать единственной и неотразимой?

Обрести взаимную любовь и счастье?

Отлично! Вы попали туда, куда надо!

Самые передовые тренинги!

Самые эффективные методик!

Самые лучшие специалисты!

Курс «Искусство взаимоотношений»

Женская сексуальность

Матрица увеличения сексуальности

Обряд на любовь

Страница 1 из 1012345678910
Индекс цитирования